Пишу историю любви я вам

Определенно странная история любовных отношений Любви у нас с ней не сложилось со времен самого начала происшествия на пересечении Ломовской трамвайной улицы и кольцевого шоссе нашего города (далее — «Инцидента»), но что-то в этой истории не дает мне уснуть до сих пор, и все это из-за Ирины. Поэтому и пишу вам историю любви.

Моя любовная игра с нею закончилась самым трагическим образом, и не по вине каждого из нас.

Дело лишь в том, что неистребленный вовремя род человечий был раздроблен рукой Господа нашего, и перестали мы понимать друг друга, появились у нас языки, обычаи и традиции. Не надо, прошу, усматривать здесь какой-то особенный смысл, прямо скажем, фашистский или нацистский.

Просто Этот народ слишком хорошо строит, и строит он на совесть, вот почему я теперь докучаю вас своим продолжительным письмом.

Хочу, чтобы ты прочитала это, Ирина. Не зря же я пишу историю любви к тебе? Мое любимое занятие здесь невозможно, здесь, где здания не выше двух человеческих ростов. Ирина, моя любовь, как же я раскаиваюсь, что не довел тогда все до конца!

Сейчас кулаки сжимаются и костяшки белеют, когда я вспоминаю об упущенных возможностях. Давайте заглянем в мое детство. Слева живет Ирина, моя соседка. Любовь Аркадьевна – другая соседка – справа от моей квартиры. Вы можете хоть сейчас заглянуть к ним – взглянуть на их дома и убедиться, что корни моего Порока начались именно там.

Сначала я разрушил песчаный домик Ирины, моей любимой лопаткой для песка. Кажется, что здесь ничего нет особенного, но именно здесь мой трамвай Греха отправился, громыхая на стыках и выпуская снопы искр, именно он слетел с рельс, когда произошел инцидент, и именно он сейчас бессильно врезается в стены лимониевских бараков.

Дело в том, что домик не был разрушен полностью. Я неловко повернул лопатку и снес ему лишь часть крыши. Ладно, что мне лгать перед лицом Господа нашего.

Я лишь расшатал трубу песчаного домика.

Я продолжаю писать свою историю любви. Это была удивительная и странная любовь. Вы должны понять, почему Ее я назвал Ириной. Мое любимое имя? Нет. Лишь в честь маленькой противной девочки, которая построила домик из песка. Бывает, что вы видите перед собой цель настолько недостижимую, что она становится храмом для вас, Господом вашим или проклятием вашим. Придумывают имена ураганам и планетам, почему же нельзя назвать человеческим именем рукотворный объект?

Вам известна моя судьба, но не целиком. Я шатал трубы осторожно. Сначала я расшатывал трубы сгоревших домов, или в глубине трущоб, или у лесных домиков. Потом начались промышленные масштабы. Это как наркотик. Ты втягиваешь других, а сам идешь дальше. В один прекрасный момент я понял: настал день любви и добра. Появилась Ирина.

Как жаль, что некоторые народы слишком хорошо строят. Как жаль, что цемент так крепко срастается с камнем, будто они одно целое. Не буду раскаиваться из-за угнанного бульдозера, он все равно не помог. Ведь если на вашем пути встретится труба, запаянная металлом и цементом, которую вы не сможете расшатать даже бульдозером, обойдите ее стороной, иначе путь вам лежит в лимониевскую колонию, где дома не выше двух человеческих ростов».

Вот такое странное письмо любви написал я вам. Простите, если оно показалось вам бессмысленным…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> 

Комментарии для тех, кто сидит "Вконтакте" :)